Заколки, зажимы для галстуков и запонки - неизменный атрибут современного делового человека.

Тисненый переплет для книги

История развития пуговиц

Есть вещи, чье высокое происхождение доказывается всем ходом истории, а есть “бедолаги”, которые под давлением прогресса то стремительно падают с высоты всеобщего поклонения, то вновь стремительно взлетают. Еще вчера они были предметом роскоши, ими гордились, берегли, ими расплачивались как дорогой монетой, а завтра, глядишь, они стали предметом массового производства и десятками пылятся на полках магазинов. Такую, или почти такую, жизнь прожила наша старая знакомая пуговица. Сейчас, когда на смену ей все чаще приходят “молнии” и “липучки”, впору вновь говорить об очередном этапе “падения” пуговок, но знающие люди советуют не спешить теряя функциональное предназначение, пуговицы приобретают значительную декоративную функцию, становятся самостоятельным элементом фасона. Впрочем, так уже было однажды, в те золотые времена, когда каждая пуговица была царицей аксессуаров.

В исторической жизни пуговицы много запутанных сюжетов, но для того, чтобы понять их, не обязательно быть докой в сложной науке истории костюма, достаточно взглянуть на то, как преображалось ее величество, как год за годом, столетие за столетием прирастали ее индивидуальность и великолепие, пока наконец величие пуговицы не обернулось самым плебейским тиражированным ширпотребом. Но даже в эти времена оставались экземпляры, на которых нетнет да появлялся отблеск прежней красоты.

А начиналось все приблизительно в пятом тысячелетии до нашей эры, именно этим сроком датируются первые пуговицы просверленные кусочки дерева. Самые ранние, “археологические”, сделанные из дерева и ткани, были найдены в Скандинавии. Оно и понятно северные народы, как никто другой, были заинтересованы в поисках надежной и простой конструкции одежды.

Известны и очень похожие на пуговицы каменные изделия, найденные в Иране и датируемые II веком до нашей эры. Они имеют гладкую орнаментированную поверхность и две дырочки. Однако нельзя с точностью утверждать, были ли это пуговицы, какиенибудь знаки отличия или украшения, которые пришивались на одежду.

Первыми оценили достоинства пуговиц крестоносцы, привезшие новинку из ближневосточных походов. До тех пор средневековая Европа пользовалась застежками кусочками бронзовой проволоки. Долгое время пуговица оставалась принадлежностью мужского костюма. Просторные одежды сменились костюмами прилегающего силуэта, осыпанными пуговицами. Постепенно пуговица как важный декоративный элемент начинает привлекать внимание ювелиров и женщин. Последние, хоть и пользовались все еще застежками, не могли не оценить пышную красоту пуговиц-украшений.

Золотые, серебряные, украшенные полудрагоценными и драгоценными камнями пуговицы становятся предметом роскоши. При нехватке денег пуговицей можно было расплатиться, а иные монархи носили на своих камзолах все достояние державы пуговицы для парадных одежд порой опустошали казну быстрее, чем утомительные войны.

Изза своей дороговизны пуговицы многократно переплавлялись и по веянию моды выполнялись в самых разных ювелирных техниках скани, литье, филиграни. В письменных источниках сохранились имена ювелиров, выполнявших эти изделия на заказ.

В середине XIX века появляется первый аналог современной бельевой пуговицы. Начинается массовое производство штампованных изделий из фаянса. В городском костюме дешевые пуговицы распространились повсеместно, причем в самом утилитарном своем назначении, и лишь консервативная деревня все продолжала использовать пуговицы как украшение.

Начало XX века знаменовалось болезненным интересом модерна к декоративноприкладному искусству. Пуговица, потерявшая было свое особое значение, вновь возносится на пьедестал моды. Возрождается традиция изготовления пуговиц на заказ, повальное увлечение оккультизмом превращает пуговицу в талисман. Конец XX века грозит пуговице окончательным забвением текстильщики разрабатывают все новые и новые ткани, не требующие застежек, конкуренция с “молниями” и “липучками” слишком высока. И все же не спешите сбрасывать пуговицу со счетов. Как знать, может быть окончательно утратив свое функциональное значение, она навсегда перейдет в разряд произведений искусства как вещь, которая просто красива сама по себе.