Заколки, зажимы для галстуков и запонки - неизменный атрибут современного делового человека.

Тисненый переплет для книги

Традиции художественного литья в XVIII вв.

С начала XVIII ст. известны также документированные литейные изделия из давней сердцевины ремесленного производства — Пшемышля, в частности, работы перемышльского литейщика Василия Комаринского, датированные времеи от 1768 по 1794 г.   Наиболее распространен в украшениях изделий мастера мотив из из стебля с четырёхлепестковым цветком, и симметрично помещенным по бокам этого цветка акантовым мотивом. Особенно оригинален декоративный фриз на колоколе 1768 г. из села Крукеничи из правильных треугольников, декорированных в верхней части геометрическим пояском, а в нижний — шестью розетками. Этот мотив резко выделяется среди ориентики колоколов и был полностью позаимствован из народной резьбы по дереву.

В конце XVIII ст. во Львове интенсивно работал литейщик Иоан Андрей Лебрехт. Все известные его работы были выполнены между 1796-1807 гг.

Лебрехт вносил новые мотивы в орнаментику своих изделий. Характерными чертами его являються гирляндовые фризы (колокол «Бэр-Пард» 1797 г.), а также фриз из виноградных листьев. Оба мотива не встречались в предыдущих роботах западноукраинских литейщиков. Из работ Лебрехта следует отметить также литье большого колокола львовской католической катедры «Бернарда» в 1528 г.

Традицию Лебрехта продолжал львовский литейщик Иоанн Бельман. Он сохранял в своих изделиях виноградный фриз Лебрехта. В его роботах, например на колоколе 1833 г. из Солотвина, помещён фриз из пышных букетов, который занимает третью часть высоты колокола. Бельман применял и орентальные фризы в стиле рококо. Барельефные изображения на колоколах работы этого мастера довольно необычного стиля.

С его изделий 1803-1835 гг. наиболее интересны своей ориентальной пластикой колокол из Солотвина и колокол из башни Львовской ратуши 1835 г. Бельман отмечал на своих изделиях в зависимости от заказа как кириллические, так и польские надписи.

В первой половине XIX ст. бродское литьё, которое было в предыдущем столетии на высоком уровне, представлял мастер Антоний Станке. Он работал в конце 20-х — в 30-х и 40-х годах XIX ст. Его изделия — это небольшие, но украшенные колокола. Характерный их признак пышные декоративные фризы на шее колокола, которые составляются из треугольников растительной ориентики, обычно с маскароном в центре. Плащи колоколов украшались ловкими изображениями скульптурной моделировки, которые выполнялись в довольно высоком рельефе. Эпигоном того художественного литья, которое в XVIII ст. развивалось в Бродах и на станиславском подгорье, был тисменицкий литейщик Франц Чалчинский, известный лишь по одной своей работе, это — колокол 1848 г. из Тысменицы. Его украшал пышный тройной фриз, в состав которого входит характерная прядь треугольников с тонким акантовым орентом.

Своеобразным мастером был Мартин Ольшевский, литейная деятельность которого приходилась на 20- 50-е годы XIX ст. в городе Перемишле.

Художественное оформление изделий Г. Ольшевского имеет выразительные индивидуальные черты, это – четкость, простота и равновесомая. Его орентальные фризы на колоколах составляются почти исключительно из очень просто рисованих пальмет или листков. Иногда встречаем более сложные мотивы, как хорошо скомпонованные ветви винограда (на колоколе из Жохова).   Чёткость и прозрачность орентов на изделиях Ольшевского, выбор их мотивов указывают на определенные связи из господствующим в его времена стилем ампир. Вместе из этим в орентике Ольшевского есть очень много и от народного понимания орентики из ее ясным и живым характером. Четкие прозрачные тексты очень хорошо объединяются из орентикой в единое целое.

Характерным для изделий был растительно-линейный орент, который составлялся из пальмет, розеток, волют, ракушек, образовывая оригинальную целостность. Вызывают интерес также тексты надписей на колоколах работы Петриковского, в которых раскрывается магическая роль колоколов как оберегов от града, голода, пожаров, войны и засух.

На протяжении конца XVII, XVIII и первой половины XIX ст. главными центрами литья на западноукраинских землях были Львов, Броды, Покутье и Перемышль. Все они, имея свои художественные особенности, в то же время развивались в тесных связях между собой, образуя единую группу.