Заколки, зажимы для галстуков и запонки - неизменный атрибут современного делового человека.

Тисненый переплет для книги

Развитие орнаментального литья средневековья

Развитие литейных украшений и народной орнаментикой не шло изолированным путем.

Так, в роботах Мартына Ольшевского хорошо просматривалось своеобразное объединение классицизма с народным пониманием орнаментики.

В колоколах работы Василия Комаринского присутствовали орнаментальные пояски с треугольников, наполненных стилистикой, характерными для резьбы по дереву.    Наличие в литейном обрамлении мотивов народного искусства никак не исчерпывает всех тех связей с народным творчеством, которые двигали развитие этого орнамента. Только связями с народным искусством, только на его фоне можно объяснить тот, а не другой выбор мотивов разностилевых орнаментов на разных изделиях.

Заказчиками на такие изделия монументального литья, как пушки и колокола, были преимущественно шляхта и духовенство. Но поскольку эта художественная продукция производилась в городских литейных мастерских мастерами с народной среды, то почвой для художественного оформления таких изделий было народное искусство. Поэтому все старались придерживатся принципов народной декоративности, поддерживать скромный, но тонкий вкус народного мастерства – что в итоге и определило лицо художественное литья в Украине.

Не считая определенного сходство между литейной орнаментикой и украшениями старопечатных книг XVII-XVIII ст., непосредственных аналогий между ними нет, их роднит лишь присущая тому либо другому виду декоративного искусства четкая линейность.

Скромность и сдержанность всегда являлись характерным признаком художественных изделий мастеров Львова и других западноукраинских городов. Декоративное богатство украинских изделий на Правобережье в XVII-XVIII ст. также базировалось на сравнительно небольшом количестве строго отобранных орнаментальных элементов, объединенных в единое целое с большим художественным вкусом и высоким чувством стилевой чистоты.

Монументальное литье средневековья, кроме орнаментики, украшалось разными барельефными изображениями. Часто их наносили на пушки и колокола. Это были родовые гербы владельцев, клеймо изготовителя, мифологические или аллегорические персонажи. На колоколах помещались и изображения святых.

Вся эта пластика выполнялась теми литейщиками, которые использовали свои собственные рецепты литья для своих изделий. Секрет изготовления таких изделий переходили от мастера к мастеру, нередко использовались на протяжении десятилетий, и даже столетий.

Несмотря на большое количество образцов западноевропейского искусства, в частности, литейных изделий гданских мастеров, которые нередко работали на западноукраинских землях, стремления к механическому заимствованию чужих приемов стилистики не было заметно.

Нет в изделиях у украинских мастеров и того роскошного оформления бронзового литья, которое присутствовало у Мользера, работающего а то время в соседней Белоруси.

Скромность и сдержанность всегда являлись характерным признаком художественных изделий мастеров Львова и других западноукраинских городов. Декоративное богатство украинских изделий на Правобережье в XVII-XVIII ст. также базировалось на сравнительно небольшом количестве строго отобранных орнаментальных элементов, объединенных в единое целое с большим художественным вкусом и высоким чувством стилевой чистоты.

Монументальное литье средневековья, кроме орнаментики, украшалось разными барельефными изображениями. Часто их наносили на пушки и колокола. Это были родовые гербы владельцев, клеймо изготовителя, мифологические или аллегорические персонажи. На колоколах помещались и изображения святых.

Вся эта пластика выполнялась теми литейщиками, которые использовали свои собственные рецепты литья для своих изделий. Секрет изготовления таких изделий переходили от мастера к мастеру, нередко использовались на протяжении десятилетий, и даже столетий. Это особенно заметно на изделиях XVIII-XIX ст.

Так, в коллекции форм с львовской литейной мастерской Мозера, которая работала в XIX ст., есть множество образцов первой половины XVIII ст. На колоколе села Пристань ( 1739 г.) присутствовали упоминавшийся уже рельефный образок «Юстиции» позднеготической формы, который был сделан не позднее первой половины XVI ст.

Среди литейных барельефов начала 18 века попадались исключительно качественные   художественные работы.

Например,   львовская пушка 1571 г.  известная под названием «Под орлом», или изображение на   колоколе 1566 г. –  на наих присутствовали   чётко моделированные спокойные, уравновешенные изображения, которые выразительно передают о знакомство создателей с искусством Возрождения. В первой половине XVII ст. на  колоколе, вылитом львовским литейщиком Каспаром Франке, был изображен святоей Георгий. В таких барельефах, как и в барельефе Каспара Франке, ощущается дыхание барокко, но это оригинальное и своеобразное произведение, которое никак нельзя трактовать как механическое наследование определенных образцов.

Среди многочисленных барельефных изображений XVIII-XIX ст. можно встретить совершенно разные   группы.

Множество изображений на колоколах XVIII— XIX ст. отвечали характерным особенностям украинской живописи второй половины XVII— XVIII ст. с её сочными и спокойными формами, как присутствовали на колоколе 1728 г. с Львовского Юрского собора, на колоколе 1786 г. с Чернигова и на многих других.

Среди творчества того времени следует отметить характерный для украинской иконописи XVIII ст. символический образ Христа-Винодела (колокол 1739 г. с села Сопошин на Львовщине, колокол работы Подянского для каменец-подольской ратуши 1753 г.).

Дыхание классицизма того времени было хорошо заметно   на колоколах, которые вышли со Львовской литейни Фёдора Полянского, особенно на рельефе вылитого им в 1783 г. большого колокола «Кирилл», а также в некоторых формах с литейни Мозера в Львове.

Пластика на литейных изделиях того времени отличалась друг от друга довольно ощутимо – перемешивались вместе и до-ренессансные рельефы, ренессансные, барочные, рокайлевые и классицистичные формы с живыми влияниями народной скульптуры.