Традиции художественного литья XVII в. – часть 1

Во второй половине XVII вв. несмотря на потерю экономического значения, Львов ещё играл заметную роль в художественном ремесленном производстве. Ещё существовали ювелирное дело, художественная обработка дерева, оружейные мастерские, часовщики.
Художественное литьё, главным образом, сосредотачивалось вокруг литья колоколов и в меньшей мере пушек.   Традиции художественного литья первой половины XVII вв. развивал Андрей Франке, который принадлежал к известной семье львовских литейщиков. Те его изделия, которые дошли до нашего времени, дают основание предполагать что он не был мастером большого художественного дарования. Его колокол 1643 г.. который находился в Ковеле, был довольно грубым на вид. Орнаментика, герб и надписи этого колокола выполненны очень посредственно.
Мортира, сделанная этим мастером в 1664 г., известная нам по рисунку Телот, имеет очень скромное художественное оформление, которое состояло лишь из львиного маскарона на тыльной части мортиры, человеческого маскарона возле зажигательного отверстия и профилей. Две ручки в виде акантовых волют с гравированным под ними чешуйчатым орнаментом дополняют обрамление. В отличие от ковельского колокола, эта мортира обозначена большей изысканностью в своем художественном оформлении.
От 50- 70-х лет XVII ст. мало сохранилось памяток литейного дела. Определенное оживление литейного дела заметно лишь в последней четверти XVIII ст., о чем свидетельствует деятельность львовского литейщика Григория Бельховича.
С его именем связанная одна из наиболее декоративно богатых памяток львовского художественного литья – колокол, вылитый в 1680 г. для бернардинского монастыря в Льве. Орнаментирован этот колокол фризами растительного орнамента. Богатством своей орнаментации колокол не похожий нет на предыдущие, ни на более поздние литейные изделия, которые изготовлялись на западноукраинских землях. Ближайшие аналогии к колоколу Бельховича можно найти на колоколах и пушках Восточной Украины конца XVII — начала XVIII вв.