Заколки, зажимы для галстуков и запонки - неизменный атрибут современного делового человека.

Тисненый переплет для книги

Традиции художественного литья XVII в.

Во второй половине XVII вв. несмотря на потерю экономического значения, Львов ещё играл заметную роль в художественном ремесленном производстве. Ещё существовали ювелирное дело, художественная обработка дерева, оружейные мастерские, часовщики.

Художественное литьё, главным образом, сосредотачивалось вокруг литья колоколов и в меньшей мере пушек.   Традиции художественного литья первой половины XVII вв. развивал Андрей Франке, который принадлежал к известной семье львовских литейщиков. Те его изделия, которые дошли до нашего времени, дают основание предполагать что он не был мастером большого художественного дарования. Его колокол 1643 г.. который находился в Ковеле, был довольно грубым на вид. Орнаментика, герб и надписи этого колокола выполненны очень посредственно.

Мортира, сделанная этим мастером в 1664 г., известная нам по рисунку Телот, имеет очень скромное художественное оформление, которое состояло лишь из львиного маскарона на тыльной части мортиры, человеческого маскарона возле зажигательного отверстия и профилей. Две ручки в виде акантовых волют с гравированным под ними чешуйчатым орнаментом дополняют обрамление. В отличие от ковельского колокола, эта мортира обозначена большей изысканностью в своем художественном оформлении.

От 50- 70-х лет XVII ст. мало сохранилось памяток литейного дела. Определенное оживление литейного дела заметно лишь в последней четверти XVIII ст., о чем свидетельствует деятельность львовского литейщика Григория Бельховича.

С его именем связанная одна из наиболее декоративно богатых памяток львовского художественного литья – колокол, вылитый в 1680 г. для бернардинского монастыря в Львове. Орнаментирован этот колокол фризами растительного орнамента. Богатством своей орнаментации колокол не похожий нет на предыдущие, ни на более поздние литейные изделия, которые изготовлялись на западноукраинских землях. Ближайшие аналогии к колоколу Бельховича можно найти на колоколах и пушках Восточной Украины конца XVII — начала XVIII вв.

Небольшой, но очень красиво орнаментированный колокол из села Щепятин возле Рави-Русской был отлит в 1688 г., и является хорошей памяткой западноукраинского литья с художественной кириллической надписью и прядью растительного орнамента.

Эта памятка – одна из лучших среди кириллических западноукраинских изделий, свидетельствует о давних традициях художественной кириллической эпиграфики, которая существовала еще со времён Якова Покоры. В отличие от колокола Бельховича, на всех этих памятках преобладает скромный беспретенциозный, но со вкусом выполненный орнамент, в котором временами встречаем мотивы, почерпнутые из народного искусства. На стиле эпиграфики и орнаментики этих изделий обозначился художественный вкус крестьянских общин. А пышная орнаментика колокола Бельховича соответствовала вкусам заказчиков.

В 1098 г. во Львове была отлита пушка, которая в 1753 г. вместе с другими была проданная князю Радзивиллу и хранилась в Несвизском замке. Длина её 1 м 93 см. Это довольно просто оформленный отлив, обрамления которого состояло из двух фризов и рельефного изображения. Один из фризов (возле вилетного отверстия) пальметовый, второй (возле оси пушки) складывается из четверых симметрично размещённых есовидних мотивов с розетою внутри.Задняя часть пушки украшена крещатой розетой. На передней части пушки — изображение Иоанна Крестителя, на задней — овальный венчик с монограммой и датой под ней «1698».

С начала XVIII вв. выпускается ряд металлических изделий с характерными особенностями того времени.

Изделия этого типа, датированные первой и второй третями XVIII вв, своим происхождением обязаны почти исключительно Западному Подолью и Волыни. Имеем сведения лишь о некоторых авторах этих изделий, а именно: Михаиле Бобовском — литейщик в Бродах (колокол станиславского колегиатского костёла 1744 г.) и Заболотовском, который работал где-то на подгорье (колокол с Заболотова 1722 г.).

Не подписанными, но с явными признаками происхождения из этих литейных мастерских являются колокола из Станислава 1718 г. из села Минятинцы Ивано-Франковской области 1715 г., из Тысменицы 1763 г. и ряд других.

Все они хорошо построены в формах и пропорциях, их отлив и обработка чистые и мастерские. Самым большим и характерным украшением этих изделий являются фризы из мастерски прорисованих мотивов акантовых спиралей, которые вырастают из вазы или кувшина – мотив, характерный для эпохи Ренесанса. На этих колоколах можно встретить фигурные изображения, например, плакетка с образом святого Георгия на коне (колокол 1741 г. из Георгиевской церкви в городе Дубна).

В орнаментике изделий бродско-подольской литейной школы заметные черты, подобные пышной орнаментации черниговских и киевских изделий тех времен.