Заколки, зажимы для галстуков и запонки - неизменный атрибут современного делового человека.

Тисненый переплет для книги

Немецкие литейщики 16 столетия - часть 3

Младшим современником Гануша был львовский литейшик Бартош, он же Бартель Вейсе из Мюнстерберга, который приехал в Львов в 1492 г. и прожил здесь до самой смерти (1543).

Сначала Вейсе работал как ученик и лишь с 1521 г. стал литейщиком-пушкарем.  Из его многочисленных работ дошел до нас только один его образец — пушка 1529 г. Она была в 1753 г. вместе с другими пушками продана Львовским магистратом князю Михаилу Радзивиллу и находилась в его резиденции.

Эта пушка относительно формы имеет много общего с работами Гануша. Она состоит из двух основных частей — более толстой зажигательной, и тонкой, дульной.

На зажигательной части в рельефе помещен герб города Львова, над ним гербы Польши и Литвы, а над ними развернутая лента с датой «1529». Дульная часть украшена мотивами растительного орнамента.

В этой работе уже ощущается большая пластичность формы, сильнее выступают рельефы, исчезает угловатость, но ещё отсутствуют профилированные валики, характерные для оформления пушек следующих лет.

После смерти Вейсе в Львове с 1544 по 1572 г. работает людвисар Леопард Герле из Нюрнберга. Из мастерских Герле вышло большое количество пушек, колоколов и других изделий, но уцелели из них лишь две, которые хранятся в Львовском историческом музее.

Пушки работы Герле были отлиты из бронзы. Первая (длиной 185,5 см) конструктивно разделена на две, а декоративно – на три части, отделенные одна от другой невысокими, полукруглыми валиками; зажигательная часть украшена тиснением в виде герба города Львова. Над гербом помещена четырехстрочная надпись.

Она как и все надписи на изделиях Герле, выполнена тиснеными буквами. Снизу той части пушки, на которой сделана надпись, выгравированная дата «1556». Средняя часть пушки украшений не имеет, а дульная украшена двумя повёрнутыми к середине фризами из древовидных мотивов, которые имеют генетическую связь с орнаментикой на изделиях Вейсе и Гануша. Вокруг вылетной части над орнаментальным фризом сделана надпись с именем мастера: «Гепнаги Неги».

Вторая пушка очень похожа на первую, только значительно скромнее декорирована, лишена орнаментальных фризов. На зажигательной части есть герб Львова, а над ним надпись: («Изготовлено литейщиком Герле»). Длина пушки 183,5 см.

Знаменитый средневековый мастер Леопард Герле создал еще одну пушку, которая датирована 1550 г. для города Познань. Эта пушка была значительно лучше сделана, чем две предыдущих. Так, задняя ее часть украшенна скульптурным маскароном, и соединяется с телом пушки богатым пальметовым фризом.  На зажигательной части помещен герб города Познань; средняя часть украшена лёгким прозрачным орнаментальным фризом, который составляется из мастерски объединенных между собой растительных мотивов; над фризом выгравированна дата «1550», над ней — более поздняя шведская надпись, а выше — повернутая вниз фигура в панцире, которая указывает правой рукой на три звезды. Вылетная часть орнаментирована двумя фризами такого же характера, как и фриз средней части, только немного отличными по мотивам. На вылете пушки помещено имя мастера с характерными для текстов на его изделиях полуминускульними буквами «Гепнаге Неги».

В 1570—1571 гг. Леопард Герле выполняет последние свои работы — пушки, известные под названиями «Прозерпина», «Олень», «Орёл», согласно помещенным на них изображениям. Последняя И этих пушек хранилась в Несвизском замке.

Рельеф отливов Леопарда Герле невысокий и спокойный. Текстовый и орнаментальный декор обозначен ренессансной ясностью.

После смерти Леопарда Герле в 1572 г. мастерская перешла к его сыну Мельхиору. Мельхиор Герле отливал пушки, колокола и ядра к пушкам. Есть сведения, что он выполнял заказ для Кременецкого замка и разных феодалов. К нашему времени из его изделий сохранилась лишь пушка 1573 г.

Этот отлив, сравнительно с аналогичными изделиями предыдущих десятилетий, имеет довольно массивные пропорции, много украшенный четверыми фризами с растительным орнаментом.

На пушке помещён большой герб Львова с надписью вокруг него: «Агта сиуииаз иеоро-ииєпаиа» и известный нам также с пушки 1556 г.— работы его отца-девиз «иеиикз сиуииаз оуе ргоуисиеи беииа («счастливо государство, которое умеет предусматривать войну в мирное время»), а также есть имя мастера — «Майстер Неги» .

Орнаментика и надписи выполненны в более высоком рельефе, маскарон лева, которым завершена тыльная часть пушки, имеет выразительно пластическую форму. Строгий плоскостной стиль львовского монументального литья XVI вв. здесь постепенно набирает новые черты, развиваясь в сторону большей пластичности. Этим новым, барочным чертам предстояло в полной мере развернуться в украинском литье XVII вв.

Мельхиор Герле — последний из известных нам львовских мастеров-литейщиков XVI вв.

Важной памяткой львовского художественного литья начала XVII вв. являеться бронзовая пушка, которая находится теперь в Музее войска польского в Варшаве. Имеет она 154 см длины, её художественное оформление очень отличается как от предыдущих, так и от более поздних пушек львовского изделия.   Задняя часть этой пушки украшена спиральными желобками, на которых немного наискось помещен герб Львова. Средняя часть пушки имеет восьмигранную форму и надпись: «Магиигше поуисатриагше» — имя и фамилия известного львовского патриция. На двух верхних гранях помещена буквы «А. Р.». Вилетная часть имеет вид пасти дракона, в которой он держит верхний конец пушки, завершённый двумя грубыми профилированными валиками. Под этими валиками — дата изделия «1614». Эта пушка могла быть отлитой тогдашним городским мастером-людвисаром Юрием, который выполнял многочисленные и разные работы и, наверное, был в самом деле выдающимся специалистом. Оформление этой пушки, выполненной на заказ такого просвещенного любителя искусства, которым был Мартын Кампиан, указывает на высокий художественный вкус её исполнителя и требовательность её заказчика. Кампианивская пушка подобна одной из пушек, отлитой в те же времена в Вильне или Несвежие мастером Мользером — автором целого ряда уцелевших до нашего времени пушек, которые были на вооружении Несвизького замка — резиденции Радзивиллов . Однако в кампианивськой пушке полностью сохраненны чувства меры и сознание функционального назначения изделия, которых нередко не хватало Мользеру, который превращал свои пушки в сугубо декоративные отливы то в виде античных колонн с коринфськими капителями, то в виде фантастических уродов.