Заколки, зажимы для галстуков и запонки - неизменный атрибут современного делового человека.

Тисненый переплет для книги

Литейные церковные реликвии

Несмотря на правительственные приказы короля Стефана Батория   относительно клеймения литейных изделий, ни один предмет с церковной посуды, который изготавливался местными литейщиками, таких клейм не имел. Известно, что попытка ввести клеймение изделий ювелирного цеха во  Львове практически не имела никакого успеха. Поэтому, очень сложно было определить украинское происхождение оловянных изделий.  

Отсутствие клейм на местных металлических изделиях, в то же время, не дает оснований считать всякое неклейменое изделие как местное. Поэтому, в область рассмотрения литейных изделий попадали только те клейменые  предметы, которые, кроме данного признака, имели еще и другие типологические и стилевые приметы, которые давали  основания считать их украинскими изделиями.

Огромный  интерес из группы изделий местного, в частности львовского, оловянного литья представляют разные цеховые реликвии, такие как кубки и кружки, так называемые «олькомы», которые использовались  как церемониальная посуда во время общих цеховых торжеств. На них изображались эмблемы мастерства, иногда вписывались списки «братьев» – членов цеха, изображение святых патронов цехов, городские или государственные гербы. В своей целости такие « олькомы» были первостепенными историческими памятками и  предметами  профессионального изучения. Так, в 1905 г. в Львове была организована выставка цеховых памяток. Среди экспонатов были оловянные «олькомы » львовских цехов : сапожного 1810  и 1825 гг., слесарного 1831 г., столярного 1825 г., бондарского цеха 1807 г., жестяного 1844 г., каменоломного 1837 г., кузнечного 1825 г. и 1845 г.

К сожалению, большинство «олькомов» исчезли. А  в наших музеях сохранилось лишь два из них. Первый, 1810 г., принадлежал цеху львовских башмачников.  Он имеет вид классической урны на профилированной стройной ножке. На венце кубка были припаяны кольца для подвешивания табличек от «освобожденных» рабов. На кубке выгравированы, на немецком языке, имена цехмистра и его заместителя, а также изображение орла с лошадиной уздечкой в лапах. В целом  церемониальный кубок есть простым, но, в тоже время, изысканным  изделием.

Вторая памятка такого же содержания  хранится в Киевском историческом музее. Это кружка львовского цеха трубочистов 1837 г. Она имеет вид  простой цилиндрической формы с крышечкой, украшенной фигурой святого Флорина, который был  патроном цеха. Немецкая надпись, выгравированная на корпусе кружки, складывались из имен и фамилий цехмистра, семи старших мастеров и одного ученика. На крышке выгравирована эмблема цеха — скрещенная лестница с  метлой, а вокруг немецкая надпись: «Виват цеховые трубочисты». Это очень простая и строго импозантная вещь, которая отображала  дух того традиционализма, которым была пропитана  эта старая цеховая организация.